Гипертонус задних лап у собаки

Наши собаки едят корма супер-премиум класса Belcando!

От первого лица — рассказывает основатель фонда «Будем Жить!» Пушкарева Дарья.

Если собака встает на лапы вновь из полного или частичного паралича – это во многом заслуга самой собаки. Организм собаки или имеет, или не имеет потенциала к восстановлению, и зачастую можно с первого взгляда на спинальника сказать, есть ли шанс выработать у него спинальную походку. Но, конечно, бывают исключительные случаи, когда даже специалисты ставят крест на будущем животного, а оно вдруг проявляет недюжинные способности к восстановлению и огромную тягу к полноценной жизни.

Отталкиваюсь от своего опыта. Мы видели и ухаживали за собаками с различными заболеваниями опорно-двигательного аппарата, травмами позвоночника, инсультниками. Я интересовалась всеми случаями выхаживания таких собак в других семьях или приютах, о которых узнавала через других людей, чтобы создать свою собственную, хотя бы приблизительную статистику и сделать выводы.

Вывод первый – если у животного перелом позвоночника с разрывом спинного мозга или другая подобная тяжелая травма, требующая оперативного вмешательства, то оно должно быть незамедлительным. Если в первые сутки после случившегося собака не оказалась на операционном столе, то все последующие попытки некоторых врачей убедить в том, что «даже после месячного промедления можно что-то сделать, но шансы, сами понимаете, 50 на 50» — это выкачивание денег. Любой грамотный и честный специалист подтвердит – после травмы позвоночника на его сбор есть сутки. И даже тогда шансы не сто процентные, потому что и травмы случаются очень разные. А по прошествии недели, месяца, года – никакие операции не нужны, не мучайте питомцев наркозом и процедурами. Даже если в лапах есть чувствительность – это ни-че-го не значит! У всех наших спинальников есть чувствительность в лапах. От нее не зависит возможность собаки держать спину и нормально передвигаться.
Однако бывают такие случаи, когда собака может восстановиться частично или полностью. Например – после инсульта.

Счастливые истории полного восстановления из вегетативного состояния после обрушившегося на собаку инсульта я раньше наблюдала только на сайтах зарубежных центров реабилитации. По видео с этих сайтов и крупицам информации мы учились делать что-то сами. Но даже когда смотришь подряд десяток видео до и после, порой кажется, что все это сказки и такого не бывает – именно так мне думалось до нашей Вихрицы .

Вихра – русская псовая борзая, подошедшая по возрасту к черте ветеранов. У нее была в меру активная жизнь без серьезных нагрузок и хорошее здоровье, однако она всегда отличалась очень подвижной психикой. Если охарактеризовать одним словом – истеричка 🙂 Даже банальную прививку сделать ей представлялось огромной проблемой, потому что при виде шприца Вихрица всегда начинала орать, убегать, брыкаться и кусаться, а уж как выкручивалась, даже если ее четверо держали!

И вот однажды, без каких-либо на то предпосылок, у нее случился паралич гортани. Мы так и не узнали, что послужило первопричиной – паралич гортани напугал ее и спровоцировал инсульт или же Вихру охватил инсульт с последующим параличом гортани – нам этого доктора не разъяснили, да они и сами не поняли. Так или иначе, одновременно с параличом гортани у Вихры отказали задние лапы. Когда она приехала в клинику и собаку положили на кислород, шел отказ и передних лап. Выдали нам домой Вихру уже в полном параличе. Две первые недели я проводила всю терапию, прописываемую при инсультах, и этой схемой до Вихры я поднимала абсолютно всех собак. По моему опыту, если у пожилой собаки случается инсульт, она теряет возможность ориентации в пространстве и подвижности на сутки-двое, но затем начинает потихонечку возвращаться к жизни. Безусловно, остаются какие-то последствия – голова набок, частичная слепота – не без того. Но через неделю собака точно ходит, даже пусть и держится на лапах не твердо. Что до Вихрицы – прошло две недели, а мы видели только регресс. Если сначала она еще могла поднимать голову и есть, то через несколько дней она впала в полное вегетативное состояние, и я кормила и даже поила ее только из шприца. Взгляд потускнел, и Вихра была уже где-то в вечности, как всем тогда казалось. Врачи говорили, что она угасает, и шансов даже на продление жизни в параличе – никаких. И я уж было начала прощаться с ней.
Однако шло время, а Вихра продолжала жить. Она начала неуверенно поднимать голову и есть сама через несколько недель, и я была ужасно удивлена этим переменам. Безусловно, все, что необходимо делать для лежачих собак, делалось и для нее – противопролежневый матрас, регулярные переворачивания с боку на бок. Думаю, эти переворачивания очень сильно ее бесили, потому что Вихра, как мы помним, никаких манипуляций над собой не терпит. Во время переворачиваний она начинала попытки напрячь мышцы – и это шло ей на пользу.

Со временем она научилась держать голову. Все мышцы на ее теле полностью атрофировались. Были только кожа да кости без мышечной прослойки. Тем не менее, она начала пытаться шевелить передними лапами, сама. И тогда настало наше время как-то помогать ей в ее тяге к восстановлению.
Скажу сразу – никто из нас не верил в то, что она восстановится. Мы видели ее тонкие лапы без мышц и невозможно было уложить в голове, что они когда-то смогут поднять и удержать ее огромное тело (русская псовая борзая – собака крупного размера). Но ведь можно делать, не веря в успех ))) Главное – делать. Я начала с массажа. Основной задачей было восстановить сгибательно-разгибательную функцию, потому единственным упражнением являлось такое: берем лапу за пальчик и тянем на себя до тех пор, пока не почувствуем сопротивление. Если собака начинает оттягивать лапу обратно на себя – это отлично! Второе упражнение: берется лапа и начинается сгибание-разгибание во всех суставах – пясть, локти, плечо. И на задние лапы оба эти упражнения также распространяются.
У Вихры, с ее характером, был дополнительный стимул работать – она не хотела терпеть прикосновения и уж тем более упражнения, и отдергивала лапы с огромным энтузиазмом.

Параллельно лапам мы развивали мускулатуру шеи и гибкость, это было очень просто: нужно просто начинать что-то делать с ее задней частью – тогда Вихра обязательно выбешивалась, извивалась, пыталась дотянуться до меня, чтобы укусить, и тем самым тренировала себя сама.

Укреплять мышцы передних лап очень помогли жевательные долгоиграющие предметы – оленьи рога, кости и особенно – говяжьи хвосты. В первый раз их нам подарили, и я решила отдать Вихре один для ее удовольствия. Именно тогда я поняла, как нужно наращивать мышцу на ее передних лапах – ведь она пыталась удержать лакомство лапами, чтобы было удобно обгладывать, и мы получили пользу и наслаждение в одном флаконе.

Затем Вихра научилась переворачиваться через спину. На тот момент у нее уже хорошо чувствовались передние лапы, и она могла их вытягивать, сгибать, отдергивать; они отлично выглядели – то есть выглядели живыми.

Пришло время учить ее сидеть. Тут главную роль опять сыграла любовь к лакомствам – я перестала ставить миску перед ней, а заходила к ней с миской в руках и предлагала Вихре тянуться вверх. Так, потихоньку, Вихра начала ставить передние лапы на пол и практически садиться. Ела она тоже из этого полу-сидячего положения.

И даже тогда, когда она научилась сидеть и ползком перебираться через всю комнату, я не верила в то, что дальше будет лучше. Я думала – это все, на что мы могли надеяться, и это – огромное счастье и невероятное чудо.
Однако с учетом многочисленных моих «дразнилок» — когда я подходила к ней сзади и делала вид, что хочу перевернуть или расчесать хвост или тому подобное – Вихра запустила задние лапы тоже. Безусловно, если бы у нее в организме не шел процесс восстановления, никакие мои «дразнилки» не спровоцировали бы его. Но процесс потихоньку шел, и нашей задачей было поддерживать его и не дать остановиться.

Поначалу Вихра делала задними лапами пару небольших толчков, не разгибая их. Получался такой огромный заяц. Прыг-прыг – передышка в несколько минут. Затем снова прыг-прыг. Очень хорошо на этом этапе работали собаки-компаньоны, которые провоцировали ее двигаться: они выбегали вместе с ней на выгул, играли рядом с ней – а характер Вихры подразумевает большую склонность к играм. Она всегда была зажигалкой, мгновенно переключалась с нулевой скорости на сверхзвуковую, и ее тяга поиграть с другими заставляла активнее работать задними лапами.

Через полгода после инсульта и полного паралича Вихра встала не все четыре лапы и могла пересечь огромную территорию выгула с несколькими передышками, пешком. У нее тряслись все конечности, дыхание было тяжелым, и она подолгу собиралась с силами, лежа на сене, прежде, чем сделать очередной марш-бросок. Тут уже от нас не требовалось ничего дополнительного – только следить за тем, чтобы она не отморозила себе ничего, и за тем, чтобы нагрузка не оказалась слишком сильной, потому что риск повторного инсульта очень нас пугал (и пугает). Даже когда Вихра впервые влезла на высокий парапет, и я похвасталась этим мужу, он сказал, что пока рановато допускать ее до таких нагрузок. Таким образом, иногда нужно не педалировать процесс, а немного его приостановить. Все должно идти постепенно, хотя, безусловно, если достигнуты невероятные результаты, уже появился азарт и хочется видеть все больший и больший прогресс. Нужно уметь сдерживать себя, чтобы не навредить.

Рекомендуем прочесть:  Кошка Громко Мурчит

В случае Вихры мы не использовали совершенно никаких дополнительных средств реабилитации, хотя их арсенал у нас имеется в достатке: мячи, беговая дорожка, бассейн, аппараты для физиотерапии, квадро-инвалидная коляска. Все это есть. Но даже одна-единственная попытка поставить ее на коляску была настолько провальной, что мы поняли – это не ее вариант. На коляске Вихра начала биться в настоящей истерике, и мы поскорее сняли ее, так как подумали, что сейчас ее снова инсульт прихватит. Эта собака очень нервно относилась к абсолютно всем манипуляциям вокруг ее персоны, и подключить что-то особенное к ее восстановлению было невозможным.

Сегодня Вихра сделала первые попытки бегать. Ее спина распрямилась, лапы практически перестали дрожать. Она маневрирует, делает резкие повороты и, надеюсь, к лету действительно заново научится переключать скорости.

Совсем другая история была с Героем .
Герой – абсолютный спинальник в классическом понимании проблемы: прямо в середине его позвоночника, в спинном мозгу находится пуля. Его мочеиспускание и дефекация непроизвольные, а задние лапы – при рабочих передних – когда он к нам приехал, находились в гипертонусе: одна была скрючена и поджата под пузо, а вторая, напротив, как палка вытянута и не сгибалась. Ползал Герой исключительно на попе, не задействуя задние лапы вовсе. Имел огромные пролежни как следствие способа своего образа перемещения.

На Герое я испробовала практически весь набор упражнений, которые знала. Началось все, как обычно, с массажа – мы научились одну лапу сгибать, а вторую – разгибать. Я ставила Героя на три лапы (та, что была под брюхом, оказалась сильно атрофичной и вообще не участвовала по первости в активной жизни) и удерживала его, пока он пытался завалиться то в одну, то в другую сторону. Когда мы научились таким образом стоять, нужно было начать разрабатывать четвертую лапу, с которой возникли большие проблемы: она оказалась вдвое тоньше, чем полагалось, с усохшими пальчиками, давненько не касавшимися никакой поверхности.

Вот тогда началось упражнение на балансировочном снаряде-тарелке . Это надутая плоская резиновая тарелка с бугристой поверхностью. Пока Герой ел, я подставляла эту тарелку под его задние лапы, но, так как он хотел пользоваться только той лапой, которая не была атрофичной, мне приходилось эту более-менее чувствительную лапу брать в руку и отнимать от поверхности тарелки. Тогда Герой терял равновесие и от безысходности включал в работу атрофичную лапу. Мы довольно долго мучили его этим занятием – каждое кормление происходило на этой тарелке. Передние лапы на полу, одна задняя – у меня в руке, а вторая – на поверхности балансировочного снаряда.

Затем начали ходить. Ходить нужно было по максимально разнообразным ландшафтам, но таким, за которые удобно зацепиться – то есть кафель, линолеум и гладкие поверхности мы для начала исключили. Гуляли по песку, траве, щебню, доскам. И чем выше была трава, чем разнообразнее был ландшафт – тем лучше. Герой учился чувствовать лапами землю, ловить равновесие. Я гуляю его на поводке и всегда предлагаю преодолеть какое-то препятствие: если можно пройти прямо или перепрыгнуть через лежащие на земле доски, то мы выбирали второе.

Мы говорим о формировании спинальной походки. Это походка на рефлексах, она вся кривая и косая, но с задействованием всех лап собаки. Герой мог и тогда, и сейчас заваливаться вбок, падать на попу, но он шел, несмотря на эти трудности, и продолжает ходить до сих пор.

После того, как мы освоили «уличные» поверхности, подошло время работать над более сложными – в доме. К тому моменту чувствительность обеих задних лап Героя была настолько хороша, что он сам учился держать равновесие на кафеле и линолеуме. Получалось не сразу – для этого нужны хорошие мышцы – но в результате все удалось.

У Героя есть большой минус – он сильная бояка. Вот в любую клинику приезжаешь с гордостью, думая, что сейчас выйдет из машины спинальник, который заново научился ходить – а он в ответ скрючивается весь, глаза пучит, трясется, одна лапа снова под брюхом, другая – вновь как палка. А ведь в машину сажали пса, скакавшего к ней чуть ли не вприпрыжку. Потому для врачей в клинике я всегда записывала видео, чтобы поверили, что Герой умеет-таки ходить 🙂

Из важного: ему абсолютно не подошел способ развития спинальной походки при помощи двухколесной инвалидной коляски. Некоторые врачи рекомендуют это упражнение, некоторые – отговаривают, и я нахожусь на стороне мнения последних. Если собаку ставить на коляску, ее задние лапы поддерживаются в паху перекрестными стропами. Лапы при такой поддержке расслабляются и не хотят работать – зачем, если их и так «носят» колеса? Когда мы поставили Героя, экспериментально, на двухколеску, он просто стоял на ней – и ни с места. А когда начали принудительно водить, то задние его лапы попросту выключились из процесса. Их и так все устраивало на коляске, и не было стимула передвигать ими совсем. Так что коляску в качестве тренажера для формирования спинальной ходьбы я не рекомендую.

Что мы еще используем? Препарат «Прозерин». Это рецептурное лекарство, которое часто назначают при параличах и для восстановления нервной деятельности. На Вихрице я его не применяла! – она не давала себя уколоть. На Герое я использовала его в самом начале, когда нужно было убрать гипер-тонус задних лап, и препарат показал себя отлично. Также я использовала «Прозерин» в случае, когда у пса свело переднюю лапу (пальцы сжало в кулачок, это было защемление нерва) – через два дня все прошло. И аккуратно, курсами делаю инъекции Флер, за сохранение подвижности которой я борюсь каждый день. Тоже помогает.

Чего бы нам хотелось? – нам бы хотелось аква-беговой дрожки. Это очень дорогая вещь, она стоит как наш один корпус, 700 тысяч рублей. Но именно она всегда является главным и первостепенным, с чего за рубежом начинают процесс восстановления потерявшей подвижность собаки. Никогда простой бассейн или обычная беговая дорожка не заменят чудесных свойств аква. Не знаю, может быть, когда мы достроим наш четвертый корпус, будет смысл копить на это удовольствие?

PS Ссылки на интересные видео по реабилитации собак за рубежом:

После того, как мы освоили «уличные» поверхности, подошло время работать над более сложными – в доме. К тому моменту чувствительность обеих задних лап Героя была настолько хороша, что он сам учился держать равновесие на кафеле и линолеуме. Получалось не сразу – для этого нужны хорошие мышцы – но в результате все удалось.

Добрый день.
Вас беспокоят ваши пациенты карта 153472.
Собака породы мопс 2 года.
Год назад мы обратились к вам в клинику с собакой у которой на тот момент не работали задние лапы. Нас принял хирург и проведя первичный осмотр сказал что глубокая болевая чувствительность отсутствует, лечение не возможно. От ответов на мои вопросы корректно отказал. Но рекомендовал сделать МРТ. Мы его сделали в вашем филеале в Строгино в этот же день. Заключение во вложении. Со слов доктора он не может сказать что является причиной пареза задних лап, но признаки меломоляции все же написали. Лечение сказали отсутствует.
Теперь по моим наблюдениям и ощущениям.
Первичное обращение в клинику:
Задние лапы в гипертонусе( как бревно- не согнешь), если ущипнуть ногтями за перепонку лапы- оттягивает ее, но не пищать не кусаться не пробует.
Хвост держит колесом, как положенно данной породе. Активно им виляет.
Сфинктр закрыт и на раздражители отлично сокращается.
Стул( кал) контролирует.
Мочеиспускание при попытки двигаться ( тоесть скорее не контролирует)
На спине горб в районе поясницы и если смотреть на собаку све6рху- позвоночник буквой S/ есть провал в районе лопаток. рентген во вложении.
Т.к. нас лечить по сути отказались, мы делали сами следующие:
кололи Прозерин + Тиамин+ Пиридоксин Медокалм-два курса по месяцу
Массаж+ плавание+ иглотерапия.
Что имеем через год.
Мочеиспускание наладилось после первого курса иголок,Терпит по 12 часов. гадит только на улице. Стал плохо но пытаться ходить, нормально сгибая лапы после второго курса иголок. Правда ставит пальцы не правильно на левой лапе до сих пор. Задние лапы при хотьбе подтормаживают по сравнению с передними.
Мышцы на попе и ляшках заметно выросли. Горб заметно уменьшился и внешне стал гораздо равнее.
Сейчас если дотронуться иголкой до подушек лап- мгновенно их отдергивает. Можно даже не колоть а просто провести по волоскам. Появилась мелкая моторика пальцев на задних лапах. (свободно сгибает пальцы в кулак и растопыривает их) Во сне может активно бежать всеми 4 лапами.
Сейчас пытаемся поставить так называемый «первый шаг».Потому что не смотря на все наши достижения-двигаться начинает с волочения зада и встает нормально на так сказать 3-4 шага и вес на заднюю часть практически не переносит.
Мне все же очень хочется услышать ваше мнение на данный вопрос и возможно вы сможете еще нам чем-то помочь. Очень хочется услышать ваше мнение про наше МРТ( если оно у вас в базе сохранилось) сюда не знаю как вложить, не грузится.
И может наше сообщение еще и господин Карелин посмотрит, хотя когда делали МРТ- сказали что он его видел.

Рекомендуем прочесть:  Где Находится Метро Войковская

Заранее всем огромное спасибо за советы и ответы.
Если что-то не корректно написала, заранее прошу прощения, обидеть не хотела не кого.

PS: пятна на рентгене- помеха снизу.

Вам надо придти на прием в клинику. Я не в Москве и не могу посмотреть Вашу карту, а снимки при перефотографировании теряют качество — и очень часто не читаемы — по этим снимкам я буду гадать — вроде что-то кажется(может только кажется) в последних позвонках грудного отдела — но ничего конкретно сказать нельзя, не видно. Идите на прием.

Мелкая моторика у животных не проверяется.

Здравствуйте, Валли. Ваше сообщение передано Михаилу Сергеевичу. Он освободиться и обязательно вам ответит.

Добрый день.
Вас беспокоят ваши пациенты карта 153472.
Собака породы мопс 2 года.
Год назад мы обратились к вам в клинику с собакой у которой на тот момент не работали задние лапы. Нас принял хирург и проведя первичный осмотр сказал что глубокая болевая чувствительность отсутствует, лечение не возможно. От ответов на мои вопросы корректно отказал. Но рекомендовал сделать МРТ. Мы его сделали в вашем филеале в Строгино в этот же день. Заключение во вложении. Со слов доктора он не может сказать что является причиной пареза задних лап, но признаки меломоляции все же написали. Лечение сказали отсутствует.
Теперь по моим наблюдениям и ощущениям.
Первичное обращение в клинику:
Задние лапы в гипертонусе( как бревно- не согнешь), если ущипнуть ногтями за перепонку лапы- оттягивает ее, но не пищать не кусаться не пробует.
Хвост держит колесом, как положенно данной породе. Активно им виляет.
Сфинктр закрыт и на раздражители отлично сокращается.
Стул( кал) контролирует.
Мочеиспускание при попытки двигаться ( тоесть скорее не контролирует)
На спине горб в районе поясницы и если смотреть на собаку све6рху- позвоночник буквой S/ есть провал в районе лопаток. рентген во вложении.
Т.к. нас лечить по сути отказались, мы делали сами следующие:
кололи Прозерин + Тиамин+ Пиридоксин Медокалм-два курса по месяцу
Массаж+ плавание+ иглотерапия.
Что имеем через год.
Мочеиспускание наладилось после первого курса иголок,Терпит по 12 часов. гадит только на улице. Стал плохо но пытаться ходить, нормально сгибая лапы после второго курса иголок. Правда ставит пальцы не правильно на левой лапе до сих пор. Задние лапы при хотьбе подтормаживают по сравнению с передними.
Мышцы на попе и ляшках заметно выросли. Горб заметно уменьшился и внешне стал гораздо равнее.
Сейчас если дотронуться иголкой до подушек лап- мгновенно их отдергивает. Можно даже не колоть а просто провести по волоскам. Появилась мелкая моторика пальцев на задних лапах. (свободно сгибает пальцы в кулак и растопыривает их) Во сне может активно бежать всеми 4 лапами.
Сейчас пытаемся поставить так называемый «первый шаг».Потому что не смотря на все наши достижения-двигаться начинает с волочения зада и встает нормально на так сказать 3-4 шага и вес на заднюю часть практически не переносит.
Мне все же очень хочется услышать ваше мнение на данный вопрос и возможно вы сможете еще нам чем-то помочь. Очень хочется услышать ваше мнение про наше МРТ( если оно у вас в базе сохранилось) сюда не знаю как вложить, не грузится.
И может наше сообщение еще и господин Карелин посмотрит, хотя когда делали МРТ- сказали что он его видел.

Неврологические заболевания, проявляющиеся двигательными расстройствами конечностей, могут быть вызваны различными причинами: травмами, аномалиями развития, метаболическими и дистрофическими нарушениями позвоночного столба, воспалениями, новообразованиями. Итогом любого патологического изменения будет нарушение двусторонней связи мышечного аппарата конечностей с нервной системой.

Связь мышц с нервной системой

Для каждой конкретной мышцы есть сегмент спинного мозга, отвечающий за её работу и сообщающийся с мышцей посредством чувствительных и двигательных нервных волокон, образующих периферические нервы. Структуры нервной системы, находящиеся выше ответственного сегмента спинного мозга (вплоть до коры больших полушарий) принято обозначать как верхний моторный нейрон, а структуры расположенные от сегмента спинного мозга до мышцы (периферические нервы и сплетения) – нижний моторный нейрон.

Обследование животного с расстройством двигательной функции конечностей

Обследование пациента с расстройством двигательной функции конечностей должно начинаться с определения уровня возникновения проблемы: сходные с неврологическими симптомы могут быть при ортопедических, кардиологических, инфекционных заболеваниях. При выявлении неврологических причин, целью неврологического обследования пациента становится задача выяснения локализации, степени, причины и прогноза возникшего дефицита. Примерным планом неврологического обследования будет: сбор анамнеза, оценка ментального статуса пациента, оценка двигательной активности, сознательной опороспособности, определение тонуса мышц, проверка рефлексов и болевой чувствительности. По результатам могут быть назначены дополнительные методы исследования.

Группы повреждений спинного мозга

Вертебральный синдром может характеризоваться несколькими степенями двигательных нарушений – от изменения стереотипа походки до пареза и паралича. Последние можно разделить на спастические или центральные, сопровождающиеся повышенным тонусом мышц (повреждения верхнего моторного нейрона), и вялые или периферические (повреждения нижнего моторного нейрона). Можно выделить следующие группы повреждений спинного мозга:

  • Компрессионные – причиной которых является сдавление спинного мозга структурами позвоночника: костными (переломы тел и дужек позвонков, атипичные позвонки,), связочными (гиперплазия желтой связки), дискогенными (грыжи дисков тип Хансен1, Хансен2), патологическими неопластическими образованиями.
  • Воспалительные – связаны с патологическим действием инфекционного агента (дискоспондилиты, миелиты, энцефалиты).
  • Дисфиксационные – сводятся к нестабильности позвонков по отношению друг к другу (спондилолистез, атлантоаксиальная нестабильность, вобблер-синдром).
  • Дисциркуляторные – расстройства кровообращения (кровоизлияния, ишемические процессы, вызванные фиброзно-хрящевой эмболией).
Степени неврологического дефицита конечностей

В зависимости от причин, вызвавших повреждение спинного мозга и степени неврологического расстройства, определяется прогноз и выбирается тактика лечения. Выделяют 5 (6 — Hamish R.Denny, Steven J. Butterworth) степеней неврологических расстройств:

  • Боль, скованность походки, нарушение типичных двигательных реакций – бега, прыжков. Возможен небольшой проприорецептивный дефицит. Способность ходить сохранена
  • Более выражены проприорецептивные нарушения, боль. Возможен парапарез с сохранением способности ходить
  • Выраженный парапарез, способность ходить почти или совсем не сохранена
  • Параплегия, с сохранением глубокой болевой чувствительности
  • Параплегия, отсутствие глубокой болевой чувствительности (менее 48 часов)
  • Параплегия, отсутствие глубокой болевой чувствительности (более 48 часов)

При дефиците 1-2 степени, не дающем рецидивов, возможно проведение консервативного лечения, которое направлено в основном на купирование болевого синдрома, снятие отёка улучшение сосудистой микроциркуляции и предотвращение протеолиза. Препаратами выбора являются: метилпреднизолон в неврологической дозе для стабилизации клеточных мембран, снижения проницаемости и спазма капилляров, поддержания аэробного энергетического метаболизма; нестероидные противовоспалительные средства – главным образом для снятия боли при 1 степени неврологических расстройств; пентоксифиллин с целью улучшения микроциркуляции и реологических свойств крови; гордокс или контрикал для предотвращения протеолитических деструктивных процессов в нервной ткани; диуретики – диакарб, маннит в комплексе противоотёчных мер. В последнее время всё более распространенной тактикой лечения неврологического дефицита начальных стадий становится хирургическая декомпрессирующая операция, проводимая для радикального устранения причины заболевания.

Неврологические расстройства 3-4 степени в подавляющем большинстве требуют оперативного подхода к лечению. Неврологический осмотр позволяет определить степень расстройств и приблизительную локализацию повреждения спинного мозга, что для хирургического лечения недостаточно. Необходимо точно знать уровень доступа. Для этого применяются специальные методы исследования: рентгенография, миелография и МРТ (реже КТ). Обычная рентгенограмма позволяет обнаружить костные дефекты — переломы позвонков и их смещение, опухоли позвонков, но не дает отображения непосредственно спинного мозга. Миелография – контрастный метод рентгенографии, который позволяет оценить проводимость ликворных путей спинного мозга, при помощи контрастирования оболочек спинного мозга рентгенпозитивным веществом (омнипак). Миелограмма дает конкретную информацию о блоке ликвора (спинномозговой жидкости) на определенном уровне, что позволяет определить место компрессии спинного мозга и хирургический доступ. Также при пункции есть возможность взятия ликвора для исследования (при атлант-окципитальной пункции). Наконец МРТ является единственным методом позволяющим визуализировать нервную ткань головного и спинного мозга. Некоторые патологии могут быть выявлены исключительно этим исследованием (мальформация подобная Киари, сирингомиелия, опухоли нервной ткани и др.), однако назвать МРТ единственным, лучшим и безальтернативным методом тоже нельзя. Нередки случаи выявления нескольких грыж дисков в одном отделе, в этом случае миелография позволит определить на каком уровне происходит блок ликвора и какая конкретно грыжа имеет клиническое значение, проявляющееся неврологическими расстройствами.

Неврологические расстройства 5, 6 степени свидетельствуют о глубоком поражении ткани спинного мозга или периферического нерва, чаще носящим необратимый характер. Операцию в данном случае можно рассматривать как диагностическую процедуру, лечебный эффект которой сомнителен.

Характерные неврологические патологии различных отделов позвоночника

Рассматривая патологии нервной системы в топографическом аспекте, можно выделить характерные неврологические расстройства для определённой локализации и рассмотреть пути их лечения.

Шейный отдел. Сегменты спинного мозга шейного отдела будут являться верхним моторным нейроном для грудных и тазовых конечностей, соответственно неврологический дефицит будет проявляться тетрапарезом или тетраплегией. Наиболее часто встречающимися патологиями в этом отделе являются:

Рекомендуем прочесть:  Чем лечить кошку пахнет рыбой

Атланто-аксиальная нестабильность — представляет собой чрезмерную подвижность в атланто-осевом суставе, между первым и вторым шейными позвонками, что ведет к компрессии спинного мозга в данной области и как следствие проявляется той или иной степенью неврологического дефицита. Данная патология характерна для карликовых пород собак, но также встречается и у крупных пород. Большинство авторов выделяют в качестве первопричины — аплазию или гипоплазию зуба эпистрофея, который подвергается дегенерации в первые месяцы жизни животного. Этот процесс дегенерации аналогичен механизму развития такой патологии как асептический некроз головки бедренной кости (болезнь Легга- Кальве-Пертеса), что также характерно для карликовых пород собак. Клинически патология проявляется не локализованной болезненностью, собака держит голову опущенной, могут быть тетрапарез или –плегия. Оперативное лечение направлено на стабилизацию позвонков.

Сирингомиелия — это заболевание нервной системы, в результате которого в спинном мозге образуются полости, заполненные церебро-спинальной жидкостью. В большинстве случаев это связано с мальформацией подобной Киари (характеризуется сжатием структур мозга костным компонентом в области выхода из затылочного отверстия. В результате механического воздействия, которое может иметь хроническую форму, нарушается отток ликвора, образуются ликворные кисты в ткани спинного мозга. Патология врождённая и клинически обычно проявляется от 6 месяцев до 3 лет). Как правило полости находятся в верхней части шейного отдела спинного мозга по центральному каналу. В этом участке спинного мозга происходит перекрещивание проводников болевой и тактильной чувствительности (она проявляется в области шеи и ушей и является ведущим клиническим признаком): животные расчесывают эти места, трясут головой, как при отите. При проведении груминга испытывают неприятные болезненные ощущения (крик и визг). При прогрессировании заболевания может искривляться шея, в дальнейшем она может не распрямляться во сне и во время еды. Наблюдается слабость задних конечностей, может наступить паралич. При сочетании с гипоплазией мозжечка отмечается кружение, тремор головы, дезориентация. По одним данным симптомы можно заметить уже к первому году жизни щенка (болезненность шеи, хождение кругами), по другим — к трём годам. Считается, что сирингомиелия и окципитальная гипоплазия является генетически обусловленными аномалиями и наследуются по рецессивному типу. Вдобавок это может сочетаться с дисплазией митрального клапана. Сирингомиелия встречается у таких пород, как кинг-чарльз спаниель, гриффон, бостонский и мальтийский терьер, йоркширский терьер, французский бульдог и стаф.бультерьер. Диагноз ставится на основании магнитно-резонансной томографии (МРТ), а также характерного комплекса неврологических расстройств, учитывая анамнез родословной. Лечение заключается в черепно-цервикальной декомпрессии (расширение затылочного отверстия) и вентрикуло-перитонеальном шунтировании с целью нормализации оттока ликвора, вскрытие ликворосодержащих кист. Прогноз осторожный.

Грыжи дисков шейного отдела – в большинстве у хондродистрофических пород по типу Хансен-1 (диск-экструзия с разрывом фиброзного кольца), также встречаются грыжи по типу Хансен-2 (диск-протрузия с выпячиванием диска). Клинически проявляются тетрапарезами или параличами. Диагностируются миелографией, МРТ, реже КТ. Лечение при выраженном неврологическом дефиците оперативное, наиболее оптимальной в этой области является операция по вентральной спондилоэктомии (ventral slot), одним из этапов которой является фенестрация пораженного диска. Прогноз как правило благоприятный.

Синдром Воблера — или цервикальная спондилопатия — это комплекс неврологических проявлений (шаткая походка, ослабление произвольных движений конечностей, согнутая при ходьбе шея и др.), возникающих вследствие сдавления спинного мозга в шейном отделе при неустойчивости или нарушении строения шейных позвонков. Частота проявления этого синдрома наиболее высока у собак крупных пород: немецких догов, доберманов, в некоторой степени у ротвейлеров, ретриверов, бельгийской и немецкой овчарки, волкодавов и хаски. Предрасполагающими факторами могут служить: генетический фактор (встречается более часто при близкородственном скрещивании животных), избыток в рационе кальция приводит к повышению выработки гормона кальцитонина, который тормозит перестройку костей в растущем организме. Так как спинной мозг растет независимо от окружающих его костей, то диаметр спинномозгового канала уменьшается и имеет неровный контур. Механизм развития патологии заключается в ослаблении связок, которые в норме должны удерживать позвонки на месте, что дает возможность шейным позвонкам (при изменении положения головы) совершать избыточные движения со смещением их относительно друг друга; гиперплазии желтых связок, прикрепленных между арками соседних позвонков и представленных в норме тонкими свободными эластичными пластинами; пороке развития самих позвонков (в том числе остеохондроз); дефектах межпозвоночных хрящей. Клиническая картина зависит от степени и длительности компрессии спинного мозга. Характерным является то, что боль в области шеи обычно минимальная или вовсе отсутствует. Основные клинические проявления: собака предпочитает держать шею согнутой (т.е. опущенной вниз), нарушения координации движения (атаксия), склонность выше забрасывать задние конечности, чтобы избегать ковыляния и спотыкания, ослабление произвольных движений конечностей (парез) вследствие нарушения иннервации мускулатуры. Лечение шейной спондилопатии зависит от серьезности неврологических проявлений, длительности болезни и направлено на уменьшение имеющихся неврологических повреждений и предотвращение дальнейшей травматизации спинного мозга. Консервативное лечение заключается в применении спазмолитических, обезболивающих и противовоспалительных препаратов, которые могут временно улучшить состояние собаки. Специальный воротник на шее защищает и стабилизирует шейный отдел позвоночника. Лучшим является снятие компрессии спинного мозга и стабилизация пораженных позвонков хирургическим методом.

Грудо-поясничный отдел. В данном отделе клинически значимыми заболеваниями будут являться дискоспондилиты, неоплазии позвоночного столба, компрессии спинного мозга межпозвоночными дисками, с выбором лечения в зависимости от степени неврологических расстройств. Хирургическое лечение заключается в проведении дорсальной или гемиляминэктомии с последующим извлечением из спино-мозгового канала вещества диска и, или проведением фенестрации. Заболевания периферической нервной системы представлены патологиями плечевого сплетения и образованных им нервов. Плечевое сплетение — plexus brachialis — образованно вентральными ветвями последних 4-х шейных нервов и 2-х первых грудных. Плекситы – группа заболеваний плечевого сплетения воспалительной этиологии, при этом выбор лечения зависит от основного заболевания (инфекции, неспецифические воспаления). Авульсия (отрыв) плечевого сплетения – частичный или полный отрыв корешков сплетения от спинного мозга, обусловленный травмой (чрезмерное отведение плеча в результате падений, автотравм). Клинически проявляется моноплегией грудной конечности, ослабленными или отсутствующими рефлексами, слабой или отсутствующей болевой чувствительностью. Частичный отрыв может быть краниальным и каудальным. При краниальном отрыве наблюдается слабость в локтевом сгибе, отсутствие боли на медиальной поверхности, при каудальном – глубокое отвисание локтя, запястье согнуто, моноплегия, анальгезия дистально-медиальнее локтя. Прогноз осторожный при краниальном и неблагоприятный при каудальном и полном отрыве. Вариантом сохранения конечности может служить артродез запястного сустава, перенос большого мякиша на опорную поверхность.

Пояснично-крестцовый отдел – присущи заболевания дисков характерные для всех отделов, неоплазия, фиброзно-хрящевая эмболия и др. Спинной мозг заканчивается на уровне 5-6 поясничных позвонков, разветвляясь на спинномозговые нервы «конского хвоста». Специфическими заболеваниями являются:

  • Пояснично-крестцовый синдром – симптомокомплекс компрессионных заболеваний qauda eqina, обусловленных сжатием нервов различными анатомическими структурами: гиперплазированной желтой связкой, продольной связкой, дужкой крестцового позвонка (при изменении угла между L7-S1), протрузией диска (тип Хансен2), остеофитами. Симптомы варьируют от болевого синдрома до параплегии тазовых конечностей. Диагностические исследования – миелография, эпидурография, МРТ. Хирургическое лечение заключается в проведении дорсальной ламинэктомии и при небходимости стабилизации позвонков. При длительном течении заболевания дальнейшее лечение часто не результативно.
  • Крестцово — подвздошные травматические расхождения – могут приводить к травмам нервных корешков пояснично-крестцового сплетения, при выраженном неврологическом дефиците проводится фиксация стягивающим винтом или транподвздошным штифтом.

Статья подготовлена врачами отделения неврологии «МЕДВЕТ»
© 2013 СВЦ «МЕДВЕТ»

Грыжи дисков шейного отдела – в большинстве у хондродистрофических пород по типу Хансен-1 (диск-экструзия с разрывом фиброзного кольца), также встречаются грыжи по типу Хансен-2 (диск-протрузия с выпячиванием диска). Клинически проявляются тетрапарезами или параличами. Диагностируются миелографией, МРТ, реже КТ. Лечение при выраженном неврологическом дефиците оперативное, наиболее оптимальной в этой области является операция по вентральной спондилоэктомии (ventral slot), одним из этапов которой является фенестрация пораженного диска. Прогноз как правило благоприятный.

Только зарегистрированные пользователи имеют возможность начинать новые темы. Зарегистрируйтесь и войдите на сайт, введя свои логин и пароль справа в окне, и Вы сможете начать новую тему.

Прежде чем задать вопрос на форуме, ознакомьтесь с темой: «Как правильно задать вопрос вет.врачу», а также со списком ответов на часто задаваемые вопросы, это поможет Вам сэкономить Ваше время и быстрее получить ответ на Ваш вопрос.
Обратите особое внимание на документ: Симптомы заболеваний животных. Возможно, в Вашей ситуации нельзя ожидать ответа на форуме, а нужно срочно вызывать врача или везти животное в ветеринарную клинику!

Прежде чем задать вопрос на форуме, ознакомьтесь со следующими разделами, это поможет сэкономить Ваше время и быстрее получить отсвет на ваш вопрос:

Внимание! Обратите особое внимание на документ «Симптомы заболеваний животных». Возможно, в Вашей ситуации нельзя ожидать ответа на форуме, а нужно срочно вызывать врача или везти животное в ветеринарную клинику!

Прежде чем задать вопрос на форуме, ознакомьтесь с темой: «Как правильно задать вопрос вет.врачу», а также со списком ответов на часто задаваемые вопросы, это поможет Вам сэкономить Ваше время и быстрее получить ответ на Ваш вопрос.
Обратите особое внимание на документ: Симптомы заболеваний животных. Возможно, в Вашей ситуации нельзя ожидать ответа на форуме, а нужно срочно вызывать врача или везти животное в ветеринарную клинику!

Давайте будем совместно делать уникальный материал еще лучше, и после его прочтения, просим Вас сделать репост в удобную для Вас соц. сеть.

Оцените статью
( Пока оценок нет )